<<<Предисловие к русскому изданию  Вернуться к оглавлению  Следующая глава>>>

Предисловие к польскому изданию

Эдвард Троянский,
в 30-е годы один из сильнейших польских бегунов, рекордсмен Польши в беге на 200 м, ныне журналист

Почти в каждой стране есть спортсмены, овеянные легендарной славой. В Советском Союзе — Куц, в Финляндии — Нурми, в Испании — Заморра, в Голландии — Бланкерс-Кун, в Швеции — Хегг... В Польше таким легендарным спортсменом был Януш Кусочинский.

...Проходят годы. Рекорды «великого молчальника» из Страны тысячи озер стали далекой историей, о вратаре Заморре няньки в Севилье рассказывают своим воспитанникам сказки… Еще недавно рекорды знаменитого стайера Хегга казались недостижимыми, сегодня же с такими результатами спортсмены с трудом попадают в десятку сильнейших, но все-таки...

Все-таки именно эти имена, имена звезд первой величины, навсегда останутся в памяти людей, и никогда их не вычеркнут из почетного списка героев-спортсменов. Потому что они стали как бы вехами в истории мирового спорта и истории спорта своих стран.

И только потом возникает легенда о «силе воли», «доброте», «чувстве локтя», «скромности» и еще многих, многих благородных качествах. Часто эти легенды всего лишь плод воображения восторженных поклонников. Когда пишут биографии любимых спортсменов, то в основном, касаясь событий на ринге, корте, на беговой дорожке, футбольном поле, стараются приукрасить героя.

Но не будем слишком суровы к нашим кумирам, волшебникам пера, сцены или стадиона. Незадолго до войны было модным «развенчивание» героев. Сам Мицкевич не избежал этой участи. Но всякая мода проходит, а Мицкевич остается. Каких бы высот ни достигал герой, он остается всего лишь человеком, со всеми его слабостями и сложностями.

Януш Кусочинский всегда был для публики в какой-то степени загадкой. Предлагаемая читателю книга, на мой взгляд весьма интересная, состоит из трех частей: изданных до войны мемуаров Януша Кусочинского, продолжения мемуаров, до сих пор никогда не печатавшегося, и описаний последних лет жизни спортсмена, принадлежащих перу Казимежа Грижевского — составителя книги. В этой книге читатель увидит не только Кусочинского-спортсмена, но и Кусочинского-человека, с его характером, привычками, почувствует, какое прекрасное сердце билось в груди этого спортсмена. Читатель проследит путь Кусочинского-спортсмена по многим беговым дорожкам стадионов мира и его последний путь, путь патриота, отдавшего все свои силы борьбе со смертельным врагом. Составителю книги благодаря прекрасному знанию спортивного мира, а также личному знакомству с Кусочинским удалось создать интересное повествование, живое и настолько правдивое, что, будучи сам участником многих описываемых событий, я не могу не восхищаться точностью передачи атмосферы, настроения тех дней, самого Януша, который всегда стремился быть первым.

Януш Кусочинский... Если бы кто-нибудь усомнился в его популярности, достаточно было бы проехать с ним в скором поезде, проходящем через Ожарув, родную деревню Януша. Машинист, который, конечно же, знал, какого он везет пассажира, резко замедлял ход поезда перед этой маленькой станцией, а если Кусый, как звали друзья Януша, сразу не выскакивал, курьерский поезд, к всеобщему удивлению пассажиров, стоял долгие минуты...

Кусый был популярен во всех слоях общества. В период расцвета своей спортивной карьеры он посещал роскошные рестораны, великолепно танцевал, играл в бридж, покер, ходил на бега. Но, несмотря на некоторый снобизм, Януш всегда оставался хорошим товарищем. Он был верным в дружбе и постоянным в неприязни.

Одним из его лучших друзей был варшавский жокей Стефан Михальчик. Януш нередко встречался с Михальчиком в бане «Диана» на улице Хмельной. Но дружба их выходила далеко за пределы бани, стадиона и ипподрома. Михальчик боготворил Кусого. Однажды некий недоброжелатель Януша повел себя агрессивно, и Михальчик, защищая друга, применил силу. Эта история в свое время стала сенсацией Варшавы.

Меня часто спрашивают, обладал ли Януш чувством юмора. В ответ на это я вспоминаю одну забавную историю: во время зимних соревнований на звание чемпиона Польши в Пшемысле нас поместили в один номер в отеле. Вечером, уже лежа в постели, мы слушали байки Януша. Поздней ночью в нашу комнату влетел прыгун в длину Стефан Сикорский, известный своим неуравновешенным характером.

— Замолчите сейчас же! — заорал он.— Из-за вас невозможно заснуть!
Кусый спокойно ответил:
— Стефан, сначала скажи всем «здравствуйте», а потом выкладывай свои претензии.
Сикорский растерялся, промямлил «здравствуйте», вышел, но потом сразу же вернулся с новой обидой:
— Не тебе, Кусый, учить меня хорошим манерам!
Януш рассмеялся и сказал:
— Я так и знал, что ты вернешься.
— Почему? — снова попался на удочку Сикорский.
— Чтобы сказать «спокойной ночи», дурачок. Уже поздно и всем пора спать.

Существует мнение, что главным двигателем всех спортивных достижений Кусого была неприязнь к Петкевичу, который долгое время был его грозным соперником. Надо сказать, что такое мнение не лишено оснований. Постоянный антагонизм Кусого и Петкевича, их частые ссоры и сражения за пальму первенства не только в соревнованиях, но и на приемах, на балах носили затяжной характер.

Когда Януш побил все рекорды Петкевича, он узнал, что тот носится с идеей податься в профессиональные танцоры. Януш тоже стал брать уроки танца у самых известных и дорогих учителей. Петкевич мечтал стать тренером, поступил в тренерскую школу, но не окончил ее, Януш же довел начатое дело до конца и стал тренером.

Французы сравнивают Януша со своим знаменитым стайером Буэном, рекордсменом мира, погибшим в первую мировую войну. В Париже именем Буэна назван стадион, где происходят крупнейшие легкоатлетические соревнования. В Варшаве стали традиционными соревнования «Мемориал Януша Кусочинского», где ежегодно собираются сильнейшие легкоатлеты со всей Европы. Эти соревнования — достойная память великому спортсмену, человеку прекрасной и богатой души.

<<<Предисловие к русскому изданию  Вернуться к оглавлению  Следующая глава>>>