<<<Предыдущая глава  Вернуться к оглавлению  Следующая глава>>>

В Стокгольме, как в старые, добрые времена

— Кто со мной бежит на 1500 м? Будут ли у меня сильные соперники? — такими были первые вопросы Кусочинского, которые он задал, приехав в Стокгольм в середине июня.

Хозяева, прибывшие на вокзал встретить польского спортсмене, сделали удивленные лице:
— Как же так, мистер Кусочинский, ведь вы должны бежать на 5000 метров! Весь Стокгольм ждет этого бега уже целую неделю. Вас считают гвоздем программы. У нас в Швеции есть молодой спортсмен Торо Тиллман, ему недавно исполнилось 23 года, он подает большие надежды. Правда, до сих пор ему не удалось показать высоких результатов, но он — надежда шведской легкой атлетики. Мы так надеялись, что вы проэкзаменуете этого парня, мы были бы вам так благодарны!

У Януша всегда было необыкновенно развито чувство противоречия. Он сразу же стал торговаться:
— Но я вовсе не подготовлен к бегу на 5000 метров. Произошло недоразумение. Вы ведь, наверное слышали, что вскоре я еду в Выборг, где хочу помериться силами с финнами в беге на 1500 метров В Стокгольме я запланировал провести острый спарринг перед соревнованиями а Выборге и именно на средней дистанции.
— Но вы должны нас понять, мистер Кусочинский… Газеты уже неделю ни о чем другом, как об этом беге, не пишут!

Януш уступил, но очень неохотно. Он терпеть не мог менять свои планы и был, наверное, самым упрямым польским легкоатлетом. Но ведь он и рекорды устанавливал благодаря своему угтрямству!

До последнего момента перед стартом Кусый был в отвратительном настроении. Оно улучшилось только тогда, когда Януш вышел на поле и его встретили аплодисменты пятнадцатитысячной толпы, а известный в прошлом бегун Виде (На IX Олимпийских играх в Амстердаме Э. Виде завоевал бронзовые медали в беге на 5000 и 10 000 м. — Прим. ред.) произнес приветственную речь. Он сказал о недавней болезни Кусочинского, операции и возвращении на беговую дорожку.

Кусый сразу же начинает лидировать, за ним идет монолитная группа с Тиллманом во главе. Первый круг (386 м) пройден за 1.08,0. Такой темп не устраивает Тиллмана, он вырывается вперед и следующий круг проходит за 1.04,0, третий — за 1.05,0. Кусый бежит вплотную за шведским спортсменом, его удивляет, что Тиллман может навязать столь высокий темп.

Чтобы напомнить о себе, Кусый время от времени пытается выйти вперед, но его попытки не слишком энергичны, и Тиллман легко дает отпор.

Кусочинский производит впечатление очень довольного ходом бега; он хотя и бежит вторым, все же сам регулирует темп. На каждом круге он поглядывает на секундомер и, если скорость слишком мала, старается «подтолкнуть» младшего коллегу.

Тандем Тиллман—Кусый неутомимо движется вперед, все дальше оставляя группу остальных спортсменов. Тиллман бежит красивым, мягким шагом.

— 3000 метров за 8.40,4,— объявил диктор. На беговой дорожке все без изменений. Швед по-прежнему лидирует. Стадион предчувствует, что это затишье перед бурей. На некоторое время все замерло, будто трибуны и бегуны копили силы перед финишным рывком. Кусому явно надоели выходки молодого шведа, и на первом вираже предпоследнего круга он выходит вперед, но оказалось, что у Тиллмана еще остался большой запас сил. Он отражает атаку, увеличивает скорость и снова лидирует. Он, видимо, хочет предпринять последний штурм и именно здесь, в восьмистах метрах от финиша, окончательно сломить противника. В одно мгновение он отрывается на пять метров от поляка. Стадион как будто взорвался. Виде кричит своему соотечественнику, чтобы тот еще увеличил темп, он близок к побитию рекорда Швеции.

А что же Кусый? За круг до финиша он быстро нагоняет шведа и атакует его на вираже. Но усилия Януша ни к чему не приводят. Тиллман первым выходит на прямую, до финиша всего 200 м. Те, кто знает способности Кусого и его знаменитый финиш, спокойны. Кусому вполне достаточно 200 м, чтобы закончить поединок в свою пользу. И действительно, Януш на прямой переходит на спринт и опережает шведа на пять метров, но молодой соперник не отказывается от борьбы и старается наверстать упущенные метры. Кусый оглядывается и, видя, что ему уже никто и ничто не угрожает, в последний момент значительно замедляет темп. А жаль! Вскоре он узнал, что установил новый рекорд Польши, пробежав с очень хорошим временем — 14.24,2, Тиллман показал 14.24,8 и тоже побил рекорд Швеции, принадлежавший Ионссону. Больше всех удивлен был после бега сам Кусочинский.

— Я и понятия не имел, что бегу с рекордным временем,— говорил Януш.— Правда, я все время смотрел на секундомер и проверял, за какое время пробегаю круги, но не ориентировался в общем времени на дистанции. Я вовсе не намеревался устанавливать рекорд и, что самое главное, не предполагал, что придется столько повозиться с этим юношей. Я не собирался лидировать, только хотел его слегка попугать. Но если бы я знал, что иду на рекорд...

— Почему вы замедлили бег перед финишем? —. спросил журналист.
— Именно потому, что не имел понятия об общем времени. Я думал только о том, чтобы поскорее закончить бег, и злился, что мне не дали бежать 1 500 метров...

Тогда Кусочинский не знал и о том, что его реэультат был шестым в мире за всю историю бега на эту дистанцию.

Стоит послушать, что сказал Тиллман:
— Я восхищаюсь Кусочинскнм. Мне и в голову не приходило, что в таком «почтенном» возрасте и после такого длительного перерыва он сможет показать хорошее время. Мне кажется, что в нашем успехе есть и моя заслуга — ведь это я предложил такой высокий темп.

Эти высказывания слышал тренер Тиллмана Виде, пожилой человек с очаровательной улыбкой:
— Кусочинский по сравнению с 1932 годом,— сказал Виде,— значительно улучшил свой стиль, бегает намного легче и свободней. Сегодня он свободно мог пробежать на четыре секунды быстрее. До сих пор я думал, что граница человеческих возможностей в беге на 5000 метров 14.19,0, а сегодня, после бега, уже не знаю, что сказать... У вас кроме Кусого есть еще великолепный Нойи, который, говорят, не слабее его. А сколько у вас есть талантов, о которых вы и сами не подозреваете? Надо только уметь их найти.

Через несколько дней Кусочинский появился в Выборге. Как уже говорилось, он намеревался бежать на 1500 м, где-то в глубине души надеясь побить свой собственный рекорд Польши. Но явившись на стадион, нахмурился.

— Сегодня очень сильный ветер,— сказал он.— В таких условиях трудно побить рекорд.

Януш оказался прав. Всего четырех десятых секунды не хватило, чтобы побить его собственный рекорд. На этот раз он пробежал дистанцию за 3.54,4.

Кусый все же был доволен своим результатом. Еще больше его радовало возобновление дружеских связей с финнами. Януш вел дружеские разговоры с Пекури и Мяки, которые пообещали в сентябре посетить Варшаву и выступить в соревнованиях. Бедный Януш тогда не мог предположить, что его выступление в Выборге — последняя поездка за рубеж...

<<<Предыдущая глава  Вернуться к оглавлению  Следующая глава>>>