<<<Предыдущая глава  Вернуться к оглавлению  Следующая глава>>>

Легкие победы в Милане и Праге

Через несколько дней после Национального кросса в моей квартире зазвонил телефон:
— Кусочинский слушает!
— Это ты, Януш? — раздался знакомый голос известного в Варшаве журналиста Шенайха.— Не хочешь ли прокатиться со мной в Милан? Тебе пришло приглашение принять участие в забеге на 5000 метров. С ногой у тебя все в порядке, можешь смело стартовать.

Подготовка к путешествию заняла несколько дней. Почти все это время я не отходил от своего верного «Бугатти», который мне было так жаль покидать. На вокзале собрались друзья и журналисты. Всем было интересно, в каком я состоянии, не подведет ли меня нога. Я был в прекрасном настроении и всем говорил, что моя болезнь давно ушла в область преданий.

По дороге мы задержались в Вене. Австрийский союз легкоатлетов узнал о моем приезде, и меня пришли встречать на вокзал его представители. Присутствовал даже председатель Союза доктор Врахтил, необыкновенно симпатичный человек. Он сразу же распорядился отвезти меня на лучший стадион тренироваться. На трибунах присутствовало много австрийских спортсменов, которые внимательно наблюдали за моей тренировкой. На следующий день мы покинули гостеприимную столицу Австрии и отправились в Венецию. Бегло осмотрев прекрасный город, вечером сели на поезд, отправляющийся в Милан. В Милане на вокзале нас ждали представители местного союза легкоатлетов.

Сразу же по приезде я попросил организаторов отвезти меня на стадион, чтобы потренироваться и размять кости после путешествия. Итальянцы несколько удивились моей прыти, но пошли навстречу моему желанию.

Бег на Большой приз города Милана состоялся в воскресенье. Естественно, итальянцы надеялись стать победителями. Мне было интересно, какую тактику применят их спортсмены.

Рядом со мной на старте стояли лучшие тогда итальянские стайеры — Турия и Цероти. После стартового выстрела я, как всегда, устремился вперед. На первых метрах ухитрился посчитать моих соперников — их было тринадцать. «Счастливое число,— подумал я.— Значит, все будет хорошо». В руке сжимаю секундомер и по нему регулирую темп. К сожалению, беговая дорожка была невысокого качества. В субботу в Милане был пролив¬ной дождь, и грунт совершенно размяк, что, конечно, не могло не отразиться на темпе, который я хотел навязать соперникам.

Первый круг пробежал за 1.02,0. На третьем километре время слабовато — 9.03,0. Оглядываюсь и вижу, что оба итальянца бегут вплотную за мной.

Пока нет никаких сюрпризов, никто меня не беспокоит. Но вдруг на седьмом круге Цероти предпринимает атаку, и я решаю пропустить его вперед. «Пусть покажет, на что он способен!» Но вслед за Цероти вырывается и Турия. Теперь уже оба итальянца бегут впереди меня. Может быть, итальянцы хотят спровоцировать меня на напряженную борьбу и таким образом сломить мои нервы и силы? Или они хотят выпустить потом вперед Флоренти, который пока держится позади? Какой тактический ход хотят применить итальянцы?

Я решил не поддаваться и бежать в прежнем темпе, предоставив им действовать самостоятельно. Но убежали они недалеко... Цероти явно переоценил свои возможности и сошел с дорожки на восьмом круге. Вслед за ним то же сделал Турия. Мне уже не с кем бороться на финише, и я заканчиваю дистанцию в полном одиночестве за 15.15,4. Пришлось довольно долго ждать, пока до финиша дойдет мой соперник Флоренти. Его время — 15.47,0. Как потом говорили, именно Флоренти должен был сыграть главную роль в беге. Итальянцы надеялись, что я не приму его во внимание, увлекшись борьбой с Цероти и Турией, а Флоренти первым придет к финишу. На соревнованиях присутствовало много поляков, все поздравляли меня, но, честно говоря, победа не обольщала, так как досталась мне слишком легко. Наградой, которую мне вручили, была небольшая сумочка, красиво запакованная, а в ней... изюм.

В Милане получил телеграмму с приглашением на обратном пути заехать в Прагу и выступить в беге на 5000 м. Я согласился и после непродолжительного отдыха отправился в Чехословакию. В Праге меня приняли очень сердечно. С вокзала мы поехали в отель «Де Сакс». На двери комнаты, где я остановился, висела табличка: «Здесь жил маэстро Шаляпин».

Как всегда, сразу же по приезде я стал расспрашивать о стадионе, о том, могу ли, не теряя времени, отправиться на тренировку, о массажисте. Через два часа я уже был на беговой дорожке, а массировал меня когда-то знаменитый чехословацкий спортсмен Яндера, которого младшие коллеги называли «папочкой». В субботу вечером отправился с членами польской колонии на чашку кофе. Вечер очень удался.

Рано утром в воскресенье я широко открыл окно моего «шаляпинского апартамента». Меня овеяла волна холодного воздуха. Погода испортилась, накрапывал дождь, дул ветер. Очень неприятно бежать в такую слякоть. Я поехал на стадион, чтобы посмотреть, в каком состоянии дорожка, и убедился, что повторится миланская история.

На этот раз решил сразу вырваться вперед, никого не выпускать и без лишних хлопот дойти до финиша. Вплотную за мной на четырех первых кругах держался юный чех Хром, но потом он не выдержал моего темпа и отстал. Я очень симпатизировал неопытному молодому спортсмену и с сочувствием отнесся к его поражению. После трех километров я по-прежнему чувствовал себя сильным и свежим и решил еще ускорить бег, чтобы испытать свои возможности. Было даже жаль, что никто не может соперничать со мной. Я обошел на целый круг пять спортсменов и закончил бег за 15.07,4. Хром был вторым, показав 15.49,4.

В ту же ночь я выехал в Варшаву. Через неделю должны были состояться международные соревнования на первенство Варшавы, и хотелось хорошенько перед ними отдохнуть. Мне ничего не было известно, в какой форме пребывают мои противники. К сожалению, в состязаниях приняли участие только польские спортсмены. Я бежал на 5000 м, легко выиграв у Пухальского и Стшалковского.

<<<Предыдущая глава  Вернуться к оглавлению  Следующая глава>>>