<<<Предыдущая глава  Вернуться к оглавлению  Следующая глава>>>

Пааво под запретом

Личность Нурми, как всегда, привлекала к себе внимание не только Олимпийской деревни, но и всей Америки. Правда, за несколько дней до начала Олимпийских игр в прессе появились заметки, что Нурми был дисквалифицирован за то, что он потребовал вернуть расходы, связанные с зарубежными поездками, и назвал сумму, далеко превышающую действительную. Особенно недоброжелательно была настроена немецкая печать, обвинявшая его в том, что он получает деньги за выступления. Мировая спортивная общественность верила, что великому бегуну удастся опровергнуть слухи и доказать свою принадлежность к любительскому спорту. Видимо, не будет преувеличением сказать, что 70% зрителей купили билеты, надеясь увидеть на беговой дорожке Нурми. Никто не допускал даже мысли, что он может не выступить на Олимпиаде.

Тем временем все сложилось иначе. Нурми был дисквалифицирован, так как в конце концов удалось доказать, что он получал вознаграждения за свои старты, и Америка была лишена сенсации, на которую она рассчитывала.

Я очень огорчился, когда узнал о дисквалификации Нурми. Ведь моей самой большой мечтой было встретиться с ним на беговой дорожке, на таком представительном соревновании, каким была Олимпиада! Я проклинал судей и весь мир, лишивших меня возможности помериться силами с величайшей звездой легкой атлетики. Даже предвкушение борьбы с такими знаменитостями, как Лехтинен и Исо-Холло, не могло мне вернуть хорошего настроения и вывести из состояния апатии, в которое привело известие о дисквалификации Нурми. Однако время лечит все раны. Как всегда, очень помог добрыми советами Клумберг.

Предаваться унынию не было времени. На следующий день я возобновил интенсивные тренировки, и достигнутые результаты не могли не радовать. Я убедился, что нахожусь в хорошей форме и могу рассчитывать на завоевание призовых мест.

За неделю до Олимпиады наша команда совершила поездку в горы, но я остался в деревне, решив поберечь силы для предстоящих соревнований. Через два дня была организована еще одна поездка — на остров Каталия, но и от этой поездки я отказался. Потом, правда, пожалел, когда мне рассказали, что у корабля было стеклянное дно и можно было видеть через него фауну и флору океана.

Единственным моим развлечением до начала Олимпиады были короткие автомобильные прогулки, причем мне самому позволяли вести машину. Помню, как на одной из таких прогулок у меня чуть не произошло неприятное столкновение с полицией.

Я поехал в Голливуд на премьеру фильма. В роскошных открытых машинах ехали кумиры публики, звезды экрана. Я недостаточно хорошо знал местные правила уличного движения и развил слишком большую скорость. Сразу же появился полицейский, пригрозил мне составить протокол и наложить большой штраф за нарушение. Спасли меня друзья, объяснив, что я — иностранец и приехал на Олимпийские игры. Полицейский сжалился надо мной и отпустил с миром. Вообще, слова «участник Олимпийских игр» действовали магически и открывали все двери. В то время был выпущен даже специальный циркуляр, предписывавший всем по мере возможности всячески помогать олимпийцам и сделать их пребывание в стране возможно более приятным.

А на премьеру фильма мне все же попасть не удалось. Во-первых, входной билет стоил целых пять долларов; во-вторых, у меня уже не оставалось времени. Меня восхищал интерес жителей Лос-Анджелеса ко всем новостям киноискусства, они не уставали приветствовать своих кумиров, просили автографы, дарили цветы.

За несколько дней до Олимпиады одна радиокомпания организовала специальную радиопередачу, посвященную предстоящим Олимпийским играм, в которой представители каждой страны должны были сказать несколько слов. Руководство нашей делегации поручило мне произнести небольшую речь. Я очень волновался, когда увидел несколько больших автомобилей, на которых приехали представители компании. Нас всех усадили в эти автомобили, и мы поехали в студию, где в алфавитном порядке должны были выступить. Перед каждым выступлением играли гимн страны. Когда настала моя очередь, я от волнения охрип. Представляю, как выглядело мое выступление...

Как назло, за несколько дней до Олимпиады меня снова стали мучить ревматические боли в ноге. Бартенбах объяснял это влажным климатом. Мною занялся доктор Поташ, наш земляк, у которого была своя клиника в Лос-Анджелесе. К сожалению, уже не оставалось времени на основательное лечение, надо было применять самые радикальные средства. Меня спас генерал Рупперт, давший великолепное лекарство.

К нам приходило колоссальное количество писем, с утра до вечера нас осаждали болельщики с просьбами об автографах. Ведь было объявлено, что собравший наибольшее количество автографов получит премию 1000 долларов.

Так проходили дни до открытия Олимпиады. Если бы не боль в ноге, все было бы прекрасно. Я продолжал усиленно тренироваться, стараясь сделать все, что в моих силах, чтобы оправдать возложенные не меня надежды. Напряжение достигло кульминационной точки. Лос-Анджелес заполнили гости, настолько, что трудно было пройти по улицам. По определению американской печати, в «Город ангелов» прибыло больше 200 тысяч человек и почти 100 тысяч автомобилей.

На Олимпиаде присутствовало около 1000 журналистов. В основном это были представители американской прессы, но каждая страна тоже привезла с собой журналистов. Организаторы X Олимпиады сделали все от них зависящее, чтобы облегчить нелегкую миссию иностранных и отечественных представителей прессы. В специальной ложе разместились учетчики, которые после каждого соревнования регистрировали результаты. Кроме того, были подключены телефонные аппараты для междугородных переговоров, расширены почта и телеграф.

Уже за день до Олимпиады все билеты на ее открытие были проданы. Толпы людей стояли у касс в очереди за билетами на следующие дни соревнований.

И вот последняя пятница и последняя тренировка команды. День пролетел незаметно, и в субботу с утра мы стали готовиться к открытию Олимпийских игр. Хелиаша, Плавчика и меня освободили от участия в параде, так как назавтра нам предстояло выйти на старт. Мы решили воспользоваться свободным временем и утром еще раз потренироваться. Я остался доволен своей последней тренировкой. Три километра пробежал за 8.58,0, не почувствовав и доли усталости.

<<<Предыдущая глава  Вернуться к оглавлению  Следующая глава>>>