<<<Предыдущая глава  Вернуться к оглавлению  Следующая глава>>>

На предолимпийском сборе

В Варшаве меня ждала приятная весть: мне дали квартиру в Королевских Лазенках. И 1 декабря я переехал в Варшаву на постоянное жительство.

Как следует отдохнув, я с удовольствием приступил к зимним предолимпийским тренировкам, которые разложил на шесть месяцев и разделил на три периода. В первом периоде я решил тренироваться только в кроссах от 20 до 40 минут в день. Во втором периоде — сочетать кроссы с работой на беговой дорожке, то есть тренироваться по очереди то на скорость, то на выносливость. Третий период предназначался только для бега на скорость.

Так прошло время до отборочных олимпийских соревнований. Уже с начала 1932 года деятельность Польского олимпийского комитета становится все более оживленной, и в соответствии с соглашением с Союзом легкой атлетики в начале февраля в Познани был организован предолимпийский сбор, рассчитанный на шесть недель. Дисциплина на сборе была очень строгой, почти военной, программа дня была так составлена, что если придерживаться всех ее пунктов, в течение дня невозможно было выкроить ни одной свободной минуты. Утром предусматривалась коллективная или же индивидуальная гимнастика, продолжавшаяся приблизительно час, затем специальная тренировка до обеда. В это время я бегал вокруг Познани, надев на себя несколько теплых свитеров, и из-за этого часто становился предметом насмешек прохожих, которые не знали меня и ничего не слышали о рациональных тренировках. Затем обед, небольшой перерыв, а после обеда снова тренировка в закрытом зале. Все мы находились под неусыпным наблюдением Клумберга, который был, как всегда, неутомим. Хорошими результатами, достигнутыми на этом сборе, мы обязаны прежде всего Клумбергу.

Без сомнения, благодаря сбору мы все пришли в лучшую форму, многие спортсмены улучшили свой стиль, но это не значит, что организаторы не совершили никаких ошибок. Большим недостатком, по моему мнению, были слишком завышенные требования к спортсменам. Другое «но» — это слишком менторское отношение организаторов сбора к спортсменам. Они думали, что нас ничто не может интересовать, кроме спорта, и за воротами сбора мы должны оставить наши привычки, образ мыслей, любимые занятия.

Сбор, безусловно, выполнил возложенные на него задачи, и могу сказать, что мне он принес большую, пользу. Из Познани мы все разъехались по домам, с тем чтобы продолжить индивидуальные тренировки. В конце марта я уехал на Ривьеру, где можно было тренироваться на открытом воздухе.

<<<Предыдущая глава  Вернуться к оглавлению  Следующая глава>>>