<<<Предыдущая глава  Вернуться к оглавлению  Следующая глава>>>

В стране тысячи озер

Время от времени посещая мои тренировки, Клумберг уже не скрывает, что доволен моими успехами. Когда один из моих коллег спросил его мнение обо мне, Клумберг ответил:
— За него я спокоен, считаю даже, что во многом он перерос меня. Что же касается моих замечаний, то они в основном касаются технических ошибок, которые у него пока, к сожалению, встречаются.

Я по-прежнему живу у родителей, которым стараюсь по мере сил помогать по хозяйству. Но должен признаться, что помощь эта была небольшой, так как приходилось целыми днями торчать в Варшаве.

На футбольных полях начались игры. «Варшавянка» во время одного из таких матчей на первенство Лиги решила устроить в перерыве на беговой дорожке поединок между мною и Петкевичем на дистанции 3000 м.

За три дня до этого бега, который должен был состояться 2 июня, в Варшаву пришло приглашение Финского спортивного союза поехать на соревнования в Хельсинки и в Або. Впервые в жизни мне предоставлялась возможность поехать на родину великого Нурми и скрестить шпаги с его коллегами.

До последнего момента я не был: уверен, смогу ли поехать. Надо было сразу же после встречи с Петкевичем сесть в поезд, чтобы успеть на соревнования в Хельсинки. Польский союз легкой атлетики опасался, что я устану и потерплю поражение в Финляндии. Но мне все же удалось переубедить наших руководителей, и 2 июня, веселый и улыбающийся, я пришел на стадион «Полонию» уже готовый к отъезду.

В перерыве футбольного матча мы с Петкевичем вышли на беговую дорожку. До сих пор не могу забыть, какая жара стояла в тот день. Сразу же я рванулся вперед и возглавлял бег до последних трехсот метров. Но здесь произошла неприятность. Так как мягкая беговая дорожка «Полонии» не позволяла бежать у бровки, я шел примерно в семидесяти сантиметрах от нее. Уже на финишной прямой болельщики стали выкрикивать имя Петкевича, особенно старался его приятель Казимирский, который орал во всю глотку: «Сделай его! Не теряй времени!»

Петкевич ускоряет бег, обходит меня, но нес с правой стороны, а, нарушая правила, слева, при этом сильно толкнув меня. Я сбился с темпа. Неизвестно, чем кончился бы поединок, но я решил не прощать такого явного нарушения правил. Борьба должна быть честной. Я сошел с дорожки и заявил протест судейской коллегии.

Судьи, даже без предварительного совещания, единодушно дисквалифицировали Петкевича. У судейского стола я встретил Петкевича, который возвращался с финиша. Обиду мою трудно описать, и когда он протянул мне руку, я отвернулся.

Сейчас я понимаю, что поступил неправильно, тем более что за нами наблюдала публика, и я даже не так был обижен на Петкевича, как на Казимирского, который своими криками совершенно вывел меня из равновесия. Конечно, в такие моменты человек может забываться, и Казимирский потом даже извинялся передо мной. Но тогда не только я был возмущен, но и многие зрители» Популярный актер Дымша выскочил даже на беговую дорожку, демонстрируя свою солидарность со мной.

Прямо со стадиона я отправился в Хельсинки. На следующий день в нашем консульстве узнаю, что мне предстоит забег на 5000 м. Быстро осмотрев город, в семь вечера приезжаю на стадион — за час до старта.

Кроме меня на беговой дорожке выстроились Кайла, Лоукола и Пафила. После выстрела я в умеренном темпе двинулся вперед. Первый круг прошел за 70 секунд, второй и третий — за то же время. За мною бегут в цепочку Кайла, Лоукола и Пафила. Через несколько кругов становится ясно, что за первое место я буду бороться с Кайлой. Остальные слегка отстали.

Нам очень мешал ветер, его порывы чуть не сбивали с ног. Два километра я прошел за 5.58,0, стараясь не уступать лидерства. После седьмого круга стало подозрительным, почему Кайла не атакует, а держится вплотную за мной. Я стараюсь бежать по ветру быстрее, а против ветра — медленнее, чтобы отдохнуть.

Зрители не ожидали увидеть во мне такого сильного соперника, они громкими криками подбадривают Кайлу, своего фаворита, который вскоре выходит вперед. Кайла пробегает четыре километра за 12.03,0, но больше я ему лидировать не даю. Потом, вспомнив, что надо еще сохранить силы для следующего старта в Або, я несколько снижаю скорость, но продолжаю лидировать. За 500 м до финиша начинаю рывок. Кайла принимает вызов, но уже не способен наверстать упущенное и проигрывает.

На следующий день я выезжаю в Або. Сердце бьется неспокойно. Через несколько часов я окажусь в городе, давшем миру таких выдающихся спортсменов, как Нурми и Виртанен.

Мы должны были бежать с Виртаненом на 5000 м. Я попросил организаторов сократить дистанцию до 3000 м: несмотря на хорошее самочувствие, я все-таки побаивался, что простуженные в Хельсинки мышцы перестанут меня слушаться. Но навстречу моим пожеланиям не пошли.

Утром за час до старта я приехал на стадион, который, вопреки ожиданиям, не произвел хорошего впечатления, не было даже крытых трибун. Правда, беговая дорожка оказалась великолепной, и даже мелкий дождь не сумел ее испортить.

Как назло, дул пронзительный порывистый ветер. Конечно, это не улучшало ни настроения, ни самочувствия.

По выстрелу стартера мы начинаем бег в довольно быстром темпе. Виртанен лидирует, через круг его сменяет другой финн, который старается таким образом утомить меня. После трех километров я почувствовал боль в ногах. То, чего я больше всего опасался, случилось! Мышцы все-таки простужены. Ноги отказывают в послушании. Три километра мы пробегаем за 8.55,3.

С трудом превозмогая боль, стараюсь удержаться за Виртаненом. Так мы миновали еще два круга. Внезапно Виртанен делает сильный рывок. Отчаянным усилием я стараюсь не отстать, понимая в то же время, что не имею права рисковать и перенапрягаться. Самые печальные предчувствия оправдались, еще несколько метров мы бежим вровень, а потом ни воля, ни нервы, ни азарт уже не помогают. 4000 м Виртанен проходит за 11.53,1, а я отстал метров на тридцать. Понимая, что все равно не смогу выиграть, последний километр, можно сказать, уже не бегу, а иду. Время я показал довольно слабое — 15.17,0, у Виртанена— 14.52,8.

Печально закончилось мое первое посещение Финляндии. Правда, может быть, при хорошей погоде я показал бы лучшие результаты. И все-таки поездка для меня была очень полезной.

Приехав в Варшаву, узнаю, что через неделю должны состояться большие международные соревнования в Антверпене с участием спортсменов Польши, Англии, Италии, Германии, Франции, Голландии и Бельгии. Мы едем туда только вшестером. По сравнению с другими командами наша — самая малочисленная, отчего у нас возникли дополнительные трудности. Спортсменам, например Костшевскому, приходилось выступать по три раза в день, что не могло не отразиться на результатах. Однако мы выступили в Антверпене успешно. Наша команда заняла второе место, уступив только команде Англии.

Наши конкуренты были очень сильны. Мне, единственному в команде, удалось занять первое место в беге на 5000 м и установить новый рекорд Польши — 14.55,4.

К сожалению, организаторы фиксировали время только по двум секундомерам, и поэтому мой результат нельзя было признать официальным рекордом Польши.

<<<Предыдущая глава  Вернуться к оглавлению  Следующая глава>>>