<<<Предыдущая глава  Вернуться к оглавлению  Следующая глава>>>

...Петкевич просит о помощи

Весну 1931 года я встретил в великолепной форме. В апреле работал так напряженно, что иногда тренировался по 12 раз в неделю, оставляя для отдыха только воскресенье. Утром бегал длинные дистанции, после обеда — короткие и только на скорость. Клумберг, узнав о моем режиме, с сомнением покачал головой, считая его слишком напряженным.

Вскоре состоялся кросс, где впервые в этом году появилась возможность помериться силами с Петкевичем, что было для меня очень важно. Уже за несколько дней до соревнований спортивная Варшава горячо обсуждала будущие результаты. Даже в клубе пытались примирить меня с Петкевичем, потому что «Варшавянке» хотелось получить переходящий кубок для лучшей команды. Я же решил не идти ни на какие компромиссы.

На старте, как всегда, выстроились сотни спортсменов с асами легкой атлетики во главе. После выстрела стартера я начинаю пробиваться вперед, стараясь оторваться от Петкевича. Трасса довольно тяжелая. Пробегая около стадиона «Варшавянки», впервые замечаю, что Петкевич не в состоянии выдержать предложенный мною темп и может «сломаться». Я-то понимал, что это значит...

Я не поверил своим ушам, когда услышал голос Петкевича, просившего снизить темп и бежать рядом. В первый момент это ошеломило, я не знал, сердиться или пойти на уступки, вспомнил, как однажды сам обратился к Петкевичу с подобной просьбой, но вместо того, чтобы пойти мне навстречу, он еще больше ускорил темп. Что делать? Поколебавшись, я все-таки замедлил темп. Три километра мы бежали плечом к плечу. Пухальский, воспользовавшись заминкой, стал догонять нас, и бег пришлось ускорить. Четыре километра я бегу один, выигрываю, оставив своих противников далеко позади. Петкевич пришел вторым, отстав на 300 м.

Думаю, что если бы тогда я не помог Петкевичу, он сошел бы с дорожки. Петкевич, к моему удивлению, был в плохой форме.

<<<Предыдущая глава  Вернуться к оглавлению  Следующая глава>>>