<<<Предыдущая глава  Вернуться к оглавлению  Следующая глава>>>

Я выигрываю матч трех

Через несколько дней после этих соревнований скомплектовали команду, которая должна была отправиться на матч трех Балтийских стран. Мы выехали в Таллин. Сначала я был заявлен на 5000 и 10 000 м, но в последний момент, уже на месте, так сложилось, что мне пришлось стартовать в четырех номерах программы — еще на 1500 и 800 м.

Признаюсь, из Варшавы мы выезжали в не очень хорошем настроении. В нашей команде не было таких асов, как Костшевский, Новак, Баран, Жубер, поехало всего 15 человек, а нам нужно было противостоять 19 латышам и 20 эстонцам.

Путешествие продолжалось 36 часов. Счастье, что мы ехали в спальных вагонах и хоть немного отдохнули в поезде.

Соревнований начались торжеством в честь десятилетия образования Эстонского союза легкоатлетов. Уровень соревнований был гораздо выше, чем обычно.

В первый день я стартовал на 800 и 5000 м. Оба забега выиграл. Первый за 1.57,1 у Тисфельда (Эстония), во втором взял реванш у Бельдсинского (Эстония), обойдя его почти на 70 м. Мое время — 15.28,2.

После первого дня соревнований вела Эстония, на втором месте оказалась Польша.

На следующий день руководители нашей команды обратились ко мне с просьбой участвовать в беге на 1500 м, так как от этого зависел общий результат встречи. Я согласился и выиграл забег, показав хорошее время — 4.02,7 и обойдя латыша Койду. На первых кругах все шло к тому, что побью рекорд, но было опасно перенапрягаться, потому что мне еще предстоял бег на 10 000 м. Поэтому, когда уже не оставалось сомнений в победе, я слегка замедлил темп, но все равно пришел первым.

Менее чем через час начались самые трудные соревнования: забег на 10 000 м. И хотя я чувствовал усталость, все же постарался не допустить отрыва Бельдсинского и Пуке. После пяти километров мне удалось возглавить бег, а на седьмом километре Бельдсинский предпринял попытку обойти меня. Желание выиграть побеждает усталые мышцы. Я не позволяю обойти себя, еще больше удаляюсь от него, и непонятно, откуда взялись силы, но прихожу к финишу первым за 32.58,0. Своими результатами на этот раз я был доволен, как никогда, хотя общая ситуация выглядела отнюдь не утешительно. У нас было равное количество очков с эстонцами, и в последнем виде программы — прыжках с шестом — должен был решиться исход встречи. Но неудачи преследовали нас и здесь: Майтковский и Адамчик отпали после первых попыток. Остался прыжок Таммана. Взволнованные, смотрели мы вместе с восемью тысячами эстонских зрителей на эстонца. Наконец Тамман совершил вроде бы неплохой прыжок, но в самый последний момент слегка коснулся планки, и она упала.

Ура! Мы победили! При окончательном подсчете у нас одинаковое с эстонцами количество очков, но по количеству занятых первых мест мы вышли вперед.

Через несколько дней после возвращения в Варшаву мне попал в руки журнал «Стадион», который в отчете об этом матче писал так: «Наши спортсмены показали себя очень хорошо. Никто не подвел команду. Лучше всех проявил себя неутомимый Кусочинский, получивший титул, лучшего спортсмена матча. В течение двух дней завоевано 24 очка. Такой рекорд мог поставить только Нурми. У Бельдсинского был взят реванш. Можно смело сказать, что матч выиграл Кусочинский».

Мои успехи на родине и за границей настолько заинтересовали спортивные союзы в Европе, что в течение одной недели мы с Петкевичем получили приглашения из Брюсселя, Стокгольма, Брно, Амстердама и Лондона. К сожалению, Польский союз легкой атлетики вынужден был отказаться от этих приглашений из-за отсутствия времени, выбрав только Лондон. Мы уже давно договорились с англичанами об участии наших спортсменов в соревнованиях на открытом первенстве Англии. Сразу же после командного первенства Варшавы мы выезжаем в Лондон.

Это было мое первое путешествие на корабле. Меня ждала туманная Англия, родина любительского спорта. Однако уже первые минуты на английской земле разочаровали. Никто не пришел нас встретить, знакомых в Лондоне не было, поэтому пришлось затратить много времени и усилий, чтобы найти польского консула и с его помощью разыскать Английский союз легкоатлетов, где мы сообщили о своем приезде.

В первый день в предварительных соревнованиях мы стартуем на 1 милю. Участников было много, и нас разбили на три группы. Петкевич приходит третьим, я выигрываю забег у англичанина Томаса с 4.20,8. На следующий день я совершаю две ошибки. Из-за старта на 4 мили я отказался от финального розыгрыша в беге на 1 милю. Кроме того, впервые выступая на стадионе, где собрались десятки тысяч зрителей, я совершенно потерял голову.

На старте выстроились девять спортсменов с Виртаненом во главе. Еще ничего не зная о соперниках, я решил применить свою обычную тактику: постараться предложить высокий темп, возглавить бег и добиться таким образом победы. Однако из-за нервного напряжения я неправильно рассчитал силы, и мое же оружие обратилось против меня.

Тринадцать кругов я боролся с Виртаненом за лидерство. Уже после третьего круга заметил, что Виртанен применяет мою же тактику. Как я ни пытался вырваться вперед на прямой, ничего не получалось. На вираже Виртанен выходил вперед. Я потерял уверенность в своих силах. Представьте себе спортсмена, настроенного во что бы то ни стало победить, но совершающего одну ошибку за другой. Он чувствует, что ничего не может сделать, теряется и, естественно, терпит поражение. Если бы не боязнь опозориться перед публикой, я бы сошел с дорожки!

Все это продолжалось несколько секунд, но и их было достаточно, чтобы потерять всякую надежду на первое место. Все-таки я взял себя в руки и не сошел с дистанции. Я постарался повысить темп, но тут снова неудача! На последнем кругу англичане догоняют меня, и я почти без борьбы отдаю им второе и третье места.

Так неудачно закончились наши выступления в Англии.

Не могу забыть и о неприятностях, которые нас ждали после соревнований. В первый день, когда я выиграл забег на 1 милю, ко мне отнеслись очень тепло, можно сказать, старались предупредить каждое мое желание. Но на следующий день, когда мы с Петкевичем потерпели поражение, гостеприимство сменилось равнодушием. Никто не проводил нас на вокзал, пришлось, не зная города и английского языка, самим позаботиться о билетах в Варшаву.

Поражение в Лондоне вместо того, чтобы сблизить (я имею в виду Петкевича) нас, еще больше отдалило друг от друга. Почти не общаясь, доехали мы до Варшавы и на вокзале без прощания разошлись.

<<<Предыдущая глава  Вернуться к оглавлению  Следующая глава>>>