<<<Предыдущая глава  Вернуться к оглавлению  Следующая глава>>>

Как я победил время

В июне состоялись соревнования на первенство Варшавы, где мы встретились с Петкевичем в третий раз.

Моя тренировка выглядела так. Утром после завтрака полчаса гимнастики, затем я ехал в Варшаву и в Агриколе пробегал два раза по 400 м, два — по 800 м. Сразу же после обеда шел в баню, оттуда снова в Агриколу, где пробегал в общей сложности два километра спринтом, затем двадцать минут отводилось интенсивному массажу. Как видите, тренировка была не из легких, и, как утверждал Клумберг, не всякий мог такую выдержать.

С нетерпением ждал я варшавских соревнований. Во-первых, потому, что появлялась возможность взять реванш у Петкевича за последнее поражение и найти наконец дистанцию, на которой я мог бы доказать свое превосходство над ним. Во-вторых, то первенство одновременно являлось отборочными соревнованиями к встрече Балтийских стран и к первенству Польши. Я выбрал для себя 1500 м, хотя все утверждали, что это самая для меня невыгодная дистанция.

Однако меня ожидал неприятный сюрприз: Петкевич отказался участвовать в забеге. И я в плохом настроении вышел на старт. Несмотря на то что не было достойного соперника, я решил попытаться побить рекорд Польши (4.02,0) который принадлежал Петкевичу. Сразу после выстрела стартера я возглавил бег и после двух кругов по секундомеру увидел, что могу прийти к финишу быстрее чем за 4 минуты. На дорожке борьбы, по существу, не было, все бегуны далеко отстали, и поэтому ничто меня не стимулировало. Я показал 3.59,0, почти не делая финишного рывка. Рекорд был побит, я оказался первым поляком, который пробежал 1500 м быстрее чем за 4 минуты, борясь не с соперником, что намного легче, а с временем.

Через неделю после первенства Варшавы состоялись большие легкоатлетические соревнования в честь десятилетия Польского союза легкой атлетики с участием финнов Ёкивирты и Киви. Я должен был бежать 1500 и 5000 м с Петкевичем и Ёкивиртой.

В первый день состоялся забег на 1500 м. Я беру на себя лидерство, но через 200 м вперед выходит Ёкивирта. Петкевич бежит третьим. Так мы миновали три круга. Вдруг, в трехстах метрах от финиша, Петкевич красивым рывком обходит меня и Ёкивирту и выигрывает несколько метров. Я не сдаюсь, вырываюсь тоже вперед, но Ёкивирта выставляет локоть и задерживает меня. Я вынужден был замедлить бег. Лишь на втором вираже мне удается опередить финна, но, к сожалению, время потеряно, и я не могу бороться с Петкевичем. К финишу я пришел вторым, с результатом 3.58,4, вслед за Петкевичем, который установил новый рекорд Польши, пробежав дистанцию за 3.57,6. Установленный мною неделю назад рекорд был улучшен на 1,4 секунды.

Екивирта не был дисквалифицирован судейской коллегией: во-первых, был гостем, а во-вторых, и так пришел последним. Единственным утешением была победа на следующий день в беге на 5000 м.

На старт мы вышли втроем: Екивирта, Кошчак и я. Первые два километра впереди шел Екивирта. Кошчак не выдержал темпа и остался далеко позади. Все мои попытки возглавить бег оканчивались ничем. Екивирта меня не выпускал. Таким образом мы пробежали десять кругов. Видя, что темп, который предложил финн, для него слишком высок и он начинает слабеть, я резким рывком вырываюсь вперед и за 600 м до финиша провожу генеральную атаку. Бег я закончил за рекордное время — 14.59,4, опередив финна почти на 60 м. Это был мой двойной успех.

Так же как недавно на дистанции 1500 м я был первым поляком, который пробежал ее менее чем за 4 минуты, теперь я первый, кому удалось 5000 м пробежать меньше чем за 15 минут. Время 14.59,4 становится новым рекордом Польши.

Я был горд еще и потому, что мне первому удалось победить финнов на их самой любимой дистанции (до сих пор здесь доминировали финны, и никто в мире не мог с ними равняться).

Довольный своими успехами, я на время прекращаю тренировки, тем более что мне необходим отдых перед встречей трех Балтийских стран. Появилось свободное время, я стал подумывать, чем себя занять. Демобилизовавшись, я стал жить у родителей, и хотя старики трогательно обо мне заботились, я уже был в том возрасте, когда человек должен сам себя обеспечивать. Однако моим благим намерениям не суждено было сбыться. Всеобщий кризис охватил страну, и найти работу было нелегко.

<<<Предыдущая глава  Вернуться к оглавлению  Следующая глава>>>