<<<Предыдущая глава  Вернуться к оглавлению  Следующая глава>>>

Победа и поражение

Я готовился, к первому большому наступлению в предстоящем легкоатлетическом сезоне — национальному кроссу. Мы должны были встретиться с Петкевичем, а заветной моей мечтой было показать ему свое превосходство над ним в спорте. С каждым годом интерес к этим соревнованиям возрастал, и уже в 1929 году они стали самыми популярными в Польше.

Мне рассказали, что болельщики разделились, на два лагеря. Одни считали, что победит Петкевич, другие выбрали меня. Насколько я знаю, заключались даже высокие денежные пари.

Наконец пришел давно ожидаемым всеми день старта пятого национального кросса. С утра меня преследовали мелкие неудачи. Когда в 11 часов я пришел на станцию в Ожаруве, чтобы поехать в Варшаву, сообщили, что товарный поезд сошел с рельсов и на несколько часов связь с Варшавой прервана. В первый момент я даже растерялся, потому что рассчитывал заехать в Центр физического воспитания и забрать необходимые вещи.

Что делать? В растерянности стоял я на перроне. Рассчитывать на то, что до 2. часов ликвидируют последствия аварии, не приходилось. А поблизости не было видно ни одной машины. Расстроенный и злой, я возвращался домой, решив, что мне не суждено принять участие в забеге, но по дороге на шоссе встретил машину, направляющуюся в Варшаву.

Радости моей не было границ. Выйдя на середину шоссе, стал голосовать и остановил машину, но она была занята. Сидевшие в машине не скрывали недовольства задержкой в пути, но я объяснил ситуацию и уговорил их войти в мое положение. Через несколько секунд я уже втискивался на заднее сиденье.

Спустя полчаса мы приехали в город. Я поблагодарил моих спасителей, пересел в такси и отправился в Центр. Вскоре приехал на аэродром, где должны были состояться соревнования. И снова неприятность: вещи, которые я не хотел брать в Ожаруве, должен был принести Жубер, а тут, смотрю, ни его, ни вещей нет. Председатель клуба отругал меня за опоздание. Нервы были накалены до предела.

Несмотря на все старания, найти Жубера было невозможно. Ни дома, ни в клубе его не оказалось. Снова надо мной нависла тень поражения. Наконец, в самый последний момент, Жубер появился. Ну и попало же ему от меня! Что есть духу бегу в раздевалку, переодеваюсь и в последний момент становлюсь на старт. А здесь уже собралась солидная компания бегунов, свыше 200 человек, с лучшими стайерами во главе.

Надо признаться, что о тактике бега я тогда вовсе не думал. Решил развить предельную скорость и таким образом победить Петкевича. Рисковать на последних метрах было страшновато. Я верил, что если побегу в очень быстром темпе, то выиграю. У меня было много шансов победить, потому что маршрут кросса был много раз мною опробован.

После выстрела стартера все сорвались с места, и я сразу же вырвался вперед, развивая невероятный темп (мои коллеги заметили по секундомеру, как я первый километр по траве и неровной местности пробежал меньше чем за 3 минуты). Я был готов ко всему и решил лучше загнать себя до смерти, чем позволить выиграть Петкевичу.

Через несколько сотен метров все остались позади. Петкевич же, как всегда, бежал вплотную за мной, почти наступая на пятки. Так я пробежал три километра, все время слыша за собой учащенное дыхание соперника. Наступил решающий момент. Я начинаю главную атаку, еще больше форсирую темп, который и так уже достаточно высок. Я выиграл еще несколько десятков метров и, оглянувшись, увидел, что Петкевич споткнулся, перескакивая через ров. Понял, это признак того, что он выдохся и я — хозяин положения.

Помня о своем последнем поражении из-за легкомысленного отношения к противнику, я ни на минуту не замедляю бега. После 6000 м Петкевич заметно отстал. Последний километр я пробегаю медленнее, чем предыдущие, но и Петкевич вынужден слегка снизить темп. В результате я прихожу первым к финишной ленточке. Мое время — 24.24,0, и почти 100 м выиграно у Петкевича, 500 м — у Саварина и Новацкого.

Этот бег убедил меня, что в спорте, как и вообще в жизни, все преходяще. Когда в прошлом году в таком же забеге я занял третье место, а Петкевич победил, никто на меня не обращал внимания. Все превозносили Петкевича. Сегодня мы поменялись ролями. Петкевич был забыт, а я стал героем дня. Конечно, с одной стороны, признание радует, быть в центре внимания приятно, но вот такие «забытые» спортсмены нередко утрачивают желание работать и рано уходят из спорта.

Та победа была действительно очень важна для меня. Постоянно участвуя в этих кроссах, я с девятого места переместился на первое. А легкоатлетический сезон был в полном разгаре. Кроссы заменили состязания на беговой дорожке. «Варшавянка» в мае устроила два серьезных легкоатлетических мероприятия. Сначала мы поехали с «Вартой» в Познань, а потом состоялись соревнования в Варшаве с участием Кошчака. Приехав в Познань, я узнал, что должен участвовать в забеге на 1500 и 5000 м со спортсменами «Варты». Петкевич вне конкурса побежит с Кошчаком на три километра. Это была возможность для него взять реванш за поражение в Праге.

Бег, как мы и ожидали, выиграл Петкевич. У него было колоссальное преимущество над Кошчаком, но Петкевич даже не воспользовался им. Думаю, он боялся разыграть бег на время и лишь на последнем кругу показал свой знаменитый финиш. Его время — 9.00,6. Я же, не имея сильных соперников, выиграл обе дистанции.

Стоит вспомнить об одном эпизоде после соревнований в Познани. Перед отъездом всей компанией мы зашли в небольшое кафе, чтобы выпить по рюмке вина и таким образом скоротать время до отхода поезда. Товарищи стали уговаривать меня и Петкевича помириться (мы даже не разговаривали и не здоровались). Мы подали друг другу руки, но я заранее знал, что это рукопожатие не может изменить уже сложившихся неприязненных отношений.

В этот же вечер мы с Жубером уехали на соревнования в Крулевскую Гуту. Кошчак должен был туда поехать на следующий день рано утром.

В день соревнований мы встретились с Кошчаком в гостинице. Он чувствовал себя неловко. Правда, о соревнованиях мы не говорили, но по нашим взглядам можно было понять, что никто из нас не желает проигрывать. Признаюсь, прочитав интервью Кошчака с нашими журналистами, я разозлился на него за недобрые высказывания обо мне и Петкевиче и за то, что он быв убежден в нашем поражении во всех трех забегах. Мне кажется, нельзя быть таким нескромным. Кроме Кошчака и меня на старт вышли Хартлик и несколько способных спортсменов из Шлёнска. В олличие от Петкевича, я решил главную ставку сделать на темп. Сразу же с места развиваю большую скорость, лидирую, и первые 800 м мы пробежали за 2.19,0. Уже после пятого круга Кошчак постепенно начинает отставать. Предложенный мною темп оказался для него непосильным. С каждым кругом расстояние между нами увеличивается, и я, почти не делая финишного рывка, заканчиваю бег за 15.30,9, на 200 м впереди Кошчака.

О том, что Кошчак не в лучшей форме, мы ничего не знали. Петкевич побаивался его и не использовал своего преимущества. Я же был посмелее, и поэтому у нас оказался такой большой разрыв.

Из Крулевской Гуты мы возвратились в Варшаву, где нас уже ждали соревнования «Варшавянки». Петкевич приехал на несколько дней раньше. Мы стартуем вместе с Земло, но ни Кошчак, ни Земло не принимались в расчет. Все внимание было сосредоточено на нас двоих; потому что это была вторая наша встреча в году. В кроссе, как вы помните, я одержал победу, и теперь на беговой дорожке вновь надо было показать, кто из нас сильнее. За несколько минут до соревнований организаторы по желанию Петкевича заменили дистанцию 5000 м на 3000 м. Это меня совсем не обрадовало, потому что Петкевич на более коротких дистанциях лучше меня, так как обладает большей скоростью. Я был расстроен, но что делать! Разогревшись, мы направились в гардероб, где массажисты занялись нашими мышцами.

У меня сложилось впечатление, что бег этот был неинтересен для многих участников, потому что настоящая борьба развернулась между мной и Петкевичем. Кошчаку было далеко до нас, и он показал себя даже слабее, чем я предполагал. Петкевич же на этот раз отличился и восхитил всех финишем, на последних трехстах метрах развив сумасшедший темп.

Я уже и раньше знал, что у Петкевича можно выиграть только соревнуясь на время. На этот раз я применил такую тактику, однако просчитался, не принял во внимание, что на трех километрах Петкевича невозможно вымотать и ослабить его финиш. На последних трехстах метрах Петкевич обошел меня и выиграл бег за 8.35,0. Я проиграл ему пять секунд.

Что ж, это было полезным испытанием, которое могло научить, как выигрывать у хороших спортсменов. Надо стараться до последнего момента сохранять резерв сил, чтобы на финише сделать сильный рывок.

Как говорил Жубер, бег этот для меня сложился неблагоприятно. Не нужно было с самого начала предлагать высокий темп, тем более что рекорд страны на этой дистанции принадлежал мне. Надо было сберечь силы для последних метров. Однако я не терял уверенности, что мое время придет и при помощи своей тактики смогу победить Петкевича. Я продолжал усиленно работать, особенно много внимания уделял финишу. Это было нелегким делом, тем более что результатов своего труда сразу не увидишь. У Петкевича были и другие преимущества: он был почти на целую голову выше меня и, что там говорить, шаг у него тоже был гораздо длиннее моего.

<<<Предыдущая глава  Вернуться к оглавлению  Следующая глава>>>