Ирина Привалова: "Попробую отобраться на Олимпиаду в Пекин, а потом серьезно займусь общественной работой"

Интервью Агентству спортивной информации «Весь спорт», 25 августа 2007 г.

Сегодня, 25 августа, в день старта чемпионата мира по легкой атлетике, знаменитая российская спортсменка, олимпийская чемпионка на 400 м с барьерами, действующая рекордсменка мира на 60 м Ирина Привалова (на фото) вернулась в Москву из Осаки. На отчетно-выборной Конференции международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF) она стала членом женского комитета IAAF, набрав третью сумму голосов. Перед отлетом Ирина Привалова ответила на вопросы специальных корреспондентов Агентства спортивной информации «Весь спорт» в Осаке.




«ПРИМЕР МЕРЛИН ОТТИ МЕНЯ ВДОХНОВЛЯЕТ!»


- Постараюсь не пропускать трансляции из Японии, - пообещала Ирина Привалова. - От  чемпионатов мира всегда жду высоких результатов и рекордов. Будут ли они в Осаке, сказать сложно. Посмотрим, что перевесит: быстрая дорожка – или тяжелые погодные условия, эти жара с духотой. Очень надеюсь на успешное выступление родной команды. Япония всегда была для нас счастливой страной. Конечно, особенно внимательно буду наблюдать за теми видами, где сама выступала – спринтами, барьерами, эстафетами.

- Знаете, что на чемпионат мира заявилась ваша давняя, еще из спринтерских времен, соперница - 47-летняя Мерлин Отти.

- Пример Мерлин меня вдохновляет! Понятно, что пробежать 100 м быстрее 11 секунд в ее возрасте уже нереально. Но чисто спортивный интерес присутствует: на что способен человеческий организм, где границы возможного? И чем быстрее Мерлин бежит, тем больше у меня появляется оптимизма по поводу собственных перспектив. Я ведь еще не оставила шансов попасть в команду на Олимпийские игры и выступить в Пекине. Последний год – а потом уже сосредоточусь на семье и детях, серьезно займусь общественной или административной работой.

- Уже определили, на какой дистанции будете отбираться на Олимпиаду-2008?

- Я думаю, это будет что-нибудь подлиннее. Скорее всего, 200 м. Все-таки 100 м – дистанция и тяжелая, и травмоопасная. А на 200 м я в этом сезоне пару раз пробежала без специальной подготовки, без сверхусилий – и показала вполне перспективные результаты.


«ОТСТРАНИВ ОТ КОМАНДЫ, КУЛИЧЕНКО СПАСЛИ ЖИЗНЬ»


- Внимательно следите за российской легкой атлетикой? Пытались понять последние события – положительные допинг-пробы метательниц, последовавшие затем обвинения в адрес главного тренера Валерия Куличенко и его отстранение от управления сборной?

- Сложно судить однозначно, тем более в категориях кто прав, кто виноват. Я не думаю, что главный тренер давал девочкам препараты, зная, что в них содержатся запрещенные вещества. Он ведь едва ли не в первую очередь заинтересован, чтобы они выигрывали и не попадались. Также не думаю, что Валерий Георгиевич не изучил внимательно состав всех препаратов, которые предлагал. Он профессионал, таких ошибок не допускает. Учитывая развернувшуюся дискуссию, является найденный у девочек препарат допингом или нет, могу предположить, что они, скорее всего, попали под очередное ужесточение антидопинговых правил – причем, негласное. Если ты не дипломированный химик, определить, что является аналогом чего – невозможно.

- Как прокомментируете последующее развитие события?

- У тренера девочек, который выступил с обвинениями в адрес главного тренера сборной, думаю, возобладали эмоции. Мне кажется, вся проблема в том, что он остался один со своими проблемами и проблемами своих учениц. К сожалению, не нашлось рядом человека, который мог бы поддержать, успокоить, помочь разобраться в происходящем. А вообще, тренер во всех промахах, ошибках и проблемах, в первую очередь, должен винить самого себя, а не кого-то в стороне. Впрочем, это уже не важно. Чья бы ошибка ни была, но она стала роковой. Упустили считанное золото и в Осаке и, боюсь, в Пекине.

- А что в итоге Куличенко отстранили от управления командой?

- Раз руководители нашей федерации приняли такое решение, думаю, оно правильное. Как минимум, избавили сборную от ажиотажа. А, возможно, и спасли жизнь человеку. У Валерия Георгиевича проблемы со здоровьем, во время чемпионата России он падал в обморок, потом лечился в Москве. Добавьте к этому все «прелести» чемпионата мира в Осаке – перелет, климат, эмоции, нервы... Могли добить человека.


«ВЗГЛЯД МУЖЧИН БЫВАЕТ ТРЕЗВЫМ, А МНЕНИЕ – ИНТЕРЕСНЫМ»


- Как оцениваете свое избрание в женский комитет IAAF?

- Честно говоря, особых иллюзий по поводу отчетно-выборного Конгресса в Осаке у меня не было. Я присутствовала на предыдущем таком мероприятии – в Париже в 2003 году, который стал для нас крайне неудачным. Достаточно сказать, что мы потеряли место в Совете IAAF. А в комитеты и комиссии прошли, кажется, только два человека. В том числе я – в комиссию спортсменов. Когда увидела список кандидатов в женский комитет, где были и румынка Габриэла Сабо, и украинка Жанна Блок, и другие известные девочки, начала уговаривать себя, что ничего страшного не произойдет, если я не пройду. Сидела в зале, и думала: главное – постараться не показать, что расстроилась. А когда в Совет IAAF не выбрали Ирену Шевиньску, великую польскую спортсменку, которая зарекомендовала себя на административной работе в IAAF, ушли последние надежды. И вдруг объявляют, что я – прошла! Да еще с третьим результатом. Для меня это стало большим сюрпризом.

- У вас уже есть какие-то идеи, предложения? С чего вы вообще начнете или уже начали свою деятельность в женском комитете IAAF?

- Уже начала (улыбается). Нашла девочек, которых знала и которые выбрались в комитет, пообщалась. С кем была не знакома – познакомилась. Дата первого заседания еще не определена. Какие-то совместные инициативы мы подробно также не обсуждали. А инициировать что-то лично не собираюсь. Я вообще осторожный человек. Сейчас скажу что-нибудь, а потом придется отвечать за свои слова, выполнять. Тем более, повторю, я не оставила шансов выступить в Пекине. А потом основное направление своей деятельности в женском комитете вижу в помощи действующим спортсменам.

- Как объясните присутствие в женском комитете IAAF двух мужчин, которых, к тому же, выбирали особым, защищенным, голосованием?

- Знаете, иногда взгляд мужчин со стороны бывает трезвым, а мнение – интересным. Женщины больше подвержены эмоциям. Мне кажется, это неожиданная инициатива IAAF может быть очень полезной.


«КОМИССИЯ СПОРТСМЕНОВ – ВСЕГО ЛИШЬ СОВЕЩАТЕЛЬНЫЙ ОРГАН»


- Предыдущие четыре года вы были членом комиссии спортсменов IAAF. Что удалось сделать за это время? Какие проекты реализовать, какие вопросы решить?

- К сожалению, на качестве работы комиссии спортсменов IAAF сказывалось очень много факторов. Собирались мы только раз в год – из-за того, что в комиссии было много действующих спортсменов. Обсуждали в основном технические вопросы, связанные с изменениями в правилах. Сокращение числа попыток в прыжках, дисквалификация за фальстарт… И вообще, комиссия спортсменов исполняла исключительно совещательные, консультационные функции. Все решения принимал Совет IAAF, и порой совсем не так, как мы советовали (улыбается). Как будет построена работа женского комитета, какими полномочиями он будет обладать, я, честно говоря, еще не знаю.

- Вы также возглавляете комиссию спортсменов Всероссийской федерации легкой атлетики. Однако о ее работе, извините, ничего неизвестно.

- Здесь какие проблемы?.. Спортсмены, которые закончили выступать, пытаются найти себя в другой жизни. У них дела, проекты, идеи. Привлекать к работе или хотя бы к мозговому штурму на основе волонтерства не очень получается. Особенно тех, кто живет не в Москве. А действующих спортсменов дергать – жалко, сама через это проходила. И вот все у нас как-то не получается. Но, обещаю, мы что-нибудь придумаем.

Агентство спортивной информации «Весь спорт»

<<<Вернуться