Ирина Привалова: "Готовлю "двухсотку" и предложения в женский комитет ИААФ"

Интервью сайту RusAthletics.ru, 25 августа 2007 г.

Олимпийская чемпионка Сиднея в беге на 400 м с барьерами, чемпионка и рекордсменка мира на спринтерских дистанциях Ирина Привалова вчера покинула Осаку, столицу 11-го чемпионата мира по легкой атлетике, где на конгрессе ИААФ она была избрана членом женского комитета Международной ассоциации легкоатлетических федераций. О своих спортивных и рабочих планах ИРИНА ПРИВАЛОВА перед отъездом в Москву рассказала специальному корреспонденту RusAthletics в Осаке.


- Чего только о вас не говорят в легкоатлетических кругах. Например, что вы готовитесь к олимпийскому отбору, чтобы в случае удачи выступить в Пекине в эстафете 4х100 м?

- Это не так. Действительно, после рождения почти два года назад третьего ребенка, и второй уже по счету в нашей семье дочери Кати, я приступила к тренировкам. Но готовлю, не сто, не четыреста, не четыреста с барьерами, а «двухсотку». С нынешнего момента, признаюсь, буду готовиться еще серьезней, чем раньше. А вот, во что это выльется, не известно пока никому. Почему именно «двухсотку», объясню: дистанция 100 метров – чересчур травмоопасная, 400 м – простите, лошадиная, а 200 м – нечто среднее и поэтому подходит мне больше. К тому же мои пробные выступления на соревнованиях летом показали, что мой результат на 200 м – в районе 23,86 сек. - наиболее обнадеживающий.

- В каких официальных соревнованиях вы намерены выступить в обозримом будущем?

- Для начала, в чемпионате Москвы.

- А зачем вам, спортсменке, не просто известной, а архизнаменитой, надо было возвращаться на дорожку? Причем после нескольких лет полного простоя.

- Все просто – нравится мне двигаться. А дома сидеть – с ума сойдешь.

- Чем конкретно займетесь в новом качестве, как член женского комитета ИААФ?

- Пока не знаю. Как нам объяснила председатель комитета, ливанка, комитет в полном составе соберется приблизительно через три месяца, и там каждому определят конкретный фронт работ. Естественно, прежде выслушав наши собственные предложения и пожелания. Сегодня, признаюсь, я даже не знаю, чем бы хотела заняться в комитете. Но у меня же есть целых три месяца, чтобы определиться в собственных предпочтениях?

- Волновались на выборах? А вдруг бы не прошли?

- Сначала вроде не волновалась. А как начались собственно выборы, на которых голосовали делегаты из 198 стран мира, затрясло. Думала только об одном: только бы в случае проигрыша лицо сохранить. Чтобы люди не подумали, что я расстроилась. Ирэну Шевиньску жалко. Она уже столько лет была членом совета ИААФ, и вдруг ее не переизбрали. Ей, надо отдать должное, удалось это самое лицо «удержать». Молодец. Умеет держать удар. В ИААФ, как в любой другой подобной организации, свои течения, свои блоки…

- Чем вы объясните, что в Совет ИААФ и различные комитеты прошли все пять российских кандидатов?

- Во-первых, огромным авторитетом российской легкой атлетики и ее президента Валентина Балахничева. А, во-вторых, тем, что у нас с успехом прошел зимний чемпионат мира 2006 года и будет проведен летний чемпионат мира в 2013 году. Впрочем, эти два момента взаимосвязаны. Кстати, именно Валентин Васильевич инициировал весной мое выдвижение в женский комитет ИААФ. Сначала, правда, позвонил Володе (Владимир Паращук – муж и тренер Ирины Приваловой – прим. Н.Д.)

- Все, как всегда…Чтобы пообщаться с вами, надо прости сито отбора у Паращука.

- Я по любым, даже самым незначительным вопросам, давно привыкла прежде советоваться с мужем. И соглашаюсь с ним практически всегда. Представьте, мы ни разу в жизни не поссорились! Вот и на этот раз подумали и пришли к выводу, что занятия для меня трудно придумать лучше. Ведь максимум через год я из спорта уже уйду навсегда…А жизнь – одна. Я – человек достаточно известный, а поэтому работа в международной легкоатлетической федерации, мне, ну, никак не повредит.

- Вы закончили журфак МГУ, по специальности работать, как понимаю, желания нет?

- Когда-то хотела быть журналистом, а теперь – ни за какие коврижки. Уж лучше я старшую Машу, ей пять с половиной, на плавание возить буду, а младшую – на уроки по развитию речи. А в МГУ теперь учится мой старший сын Алексей. Ему 19, и он второкурсник экономического факультета. Живем мы все вместе. Хорошо и дружно.

- Почему Паращук не взял и не подготовил ни одного другого, кроме вас, спортсмена высокого класса?

- Не захотел. Тренирует студентов МГУ и работает там же на кафедре физвоспитания. Доцент. Я, между прочим, тоже не хочу, чтобы он работал в сфере спорта высших достижений. Володя – прекрасный муж, прекрасный отец. А ездил бы по сборам, вникал во все проблемы, то, конечно же, не был таковым. Мужем и отцом.

- Прогнозы на чемпионат? Кто, по-вашему, победит на «ваших» дистанциях?

- На стометровках – американцы. Асафа Пауэлл и какая-нибудь его соотечественница, более конкретно не скажу. На 200 м – американцы Элисон Феликс и Тайсон Гэй, на 400 м – тоже американцы, на 400 м с барьерами – Юля Печенкина. Во всяком случае, я очень хочу, чтобы победила именно она.

- Вас не смущает, что Юлия весь сезон жалуется на здоровье?

- А часто больные лучше выступают, чем здоровые. По опыту знаю. Есть такая парадоксальная закономерность.

- Как вам организация чемпионата в целом?

- По-моему, все неплохо. Вот говорят – погода-погода. А что погода? Вот увидите, что на спринтерских дистанциях будут отменные результаты, вплоть до рекордных. Почему? Все просто. Жара способствует разогреву организма, не надо делать никаких спецупражнений. Да и дорожка здесь, впрочем, как везде в Японии, что в Токио, что в Фукуоке, тоже люкс. Быстрая очень. И что еще немаловажно – стадионы здесь строят с учетом благоприятной розы ветров. Поэтому и в прыжках в длину в Осаке могут быть показаны отличные результаты.

Нина Дроздова, RusAthletics

<<<Вернуться